Лига-футбола.рф>Англия>Димитар Бербатов: мой путь в «Манчестер Юнайтед». Часть 2
Англия Новости европейского футбола

Димитар Бербатов: мой путь в «Манчестер Юнайтед». Часть 2

Во второй части своего интервью Димитар рассказывает о первых днях в «Манчестере Юнайтед», о великих игроках, с которыми он делил раздевалку, а также о сэре Алексе Фергюсоне и о его мотивирующих речах.

«Это был такой безумный день, когда я присоединился к «Юнайтед». Так безумно. Весь день ждал звонка, чтобы узнать, переходишь ли ты, или не переходишь. В конце концов, это произошло, как в кино: драматический поздний трансфер, я был взволнован.

А потом я сел в машину с Фергюсоном.

Это было так неловко и смешно, но респектабельно и благородно сидеть в машине, просто ехать, и вы думаете:

Что я сейчас скажу? Что мне нужно сказать?

«Как ваши дела? Как погода?»

Я не лучший собеседник. Мои знакомые знают, что обычно я не люблю светскую беседу. Как дела, бла, бла, бла… Я перехожу прямо к делу. Поэтому, когда вы находитесь в такой ситуации, вы не знаете, что сказать.

Я смотрю на своего агента, смотрю на него. Он смотрит на меня. Мы не знаем, что делать. Но эти воспоминания сейчас, они делают меня счастливым и заставляют улыбаться, даже если они были неловкими в то время. Сэр Алекс был таким милым. Я заметил это, когда мне посчастливилось встретиться с другими успешными тренерами, игроками и людьми в целом; у них есть такое качество, что даже если вы действительно превосходите других людей в своей профессии с точки зрения успеха, это не мешает вам относиться к другим с уважением и вниманием.

В случае со мной он просто решил пойти и встретить меня в аэропорту. Это то, что впечатлило меня больше всего, наверное. Людям нравится это, они пытаются приподнять вас и показать свой мир. Это особенная вещь.

Итак, мы пошли подписывать документы. Я помню все бумаги, которые клали передо мной, чтобы подписать, они торопились, потому что мы должны были отправить их обратно в Премьер-лигу на проверку.

Давай, давай, давай, быстрее…

В конце концов, мы сделали это, и вы могли видеть радость на каждом лице. На моем, на лице моего агента (потому что он для меня как второй отец), на всех лицах в комнате. Я был на вершине мира.

Моя первая тренировка, я был стеснительным. Просто стеснялся. Когда я играл с этими парнями, которыми я восхищался и с которыми всегда хотел играть, это было безумие. Иногда эта застенчивость может остановить меня или помешать мне быть более открытым. Я очень скромный парень. Есть ребята, которые могли бы пойти на первую тренировку и спокойно подходить к каждому: «Как дела, дай пять!» Словно они были там всю свою жизнь. Я же держался обособлено, как и всю свою жизнь, просто потому, что я застенчив или не знаю, что сказать в таких ситуациях. Но все были так милы, и я жил своей мечтой. Первая тренировка, Фергюсон, Гиггзи, Роналду… Все были там. Я танцевал внутри.

Все были разные. Каждый может быть лучше в чем-то, и наоборот. Например, Гиггзи был очень профессионален в том, как он себя вел. Я наблюдаю за ним, а ему больше 30-ти лет. Сколько лет он играл? До 40? Я думаю про себя, хорошо, Бербс, мы можем это сделать? Попробуй хотя бы. Посмотри, что он делает. Йога. Вы могли видеть, что он был очень худым. ДНК также может быть частью этого, но то, как он тренировался, отдыхал, когда ему нужно было отдохнуть, растягивался после тренировки, то, как он тренировался: иногда легко, иногда ему нужно было выжать немного больше. Скоулз такой же. Также передо мной Роналду, я схожу с ума. Вы должны обращать внимание на эти вещи, по крайней мере, если вы хотите попытаться быть такими же, как и другие игроки, а вы должны быть. В противном случае, в раздевалке, полной больших эго, личностей, победителей, если вы не попытаетесь быть такими же профессионалами, как они, соответствовать их энтузиазму, их готовности победить, то это просто не случится с вами.

Каждый в этой команде, в своем взгляде на футбол, хотел быть лучшим. Все достигли разных уровней успеха в своей карьере, некоторые пошли прямо к вершине, как Ронни, другие попали туда, но, по крайней мере, вы можете попробовать. Если вы этого не делаете, по крайней мере, вы старались изо всех сил, чтобы сделать это. Иначе, какой смысл? Находясь рядом с такими игроками, вы приобретаете победный менталитет, которого у вас не было раньше. Когда вы выстраиваетесь в туннеле перед игрой, диктор стадиона на Олд Траффорд рассказывает вам все, что вам нужно знать об этом составе:

«Дамы и господа, чемпионы Англии, чемпионы Европы, чемпионы Мира…»

Мурашки.

В этом туннеле вы чувствуете себя на другом уровне. Кто бы ни играл в другой команде, они ниже этого, и они знают это. Даже если вы не смотрите на них в туннеле, вы можете видеть боковым зрением, что они уже побеждены. Все кончено.

Помогает, конечно, что у вас есть Роналду, Руни, Гиггз и все эти игроки…

Вы начинаете выходить на поле, диктор все еще говорит все это, и вы смотрите на другую команду. Вы можете смотреть им в глаза, и выражение вашего лица просто говорит: «Да, я знаю, ребята. Я знаю. Вот почему я так много работал!»

Мой первый год в клубе, я выиграл свой первый титул Премьер-лиги. Я был счастлив… Боже мой.

Когда я пришел домой той ночью, я прыгал, прыгал по-настоящему, потому что никто не мог видеть меня, с моей медалью, гуляющим по дому голым. Я был так счастлив. Но когда я иду в раздевалку после игры, я вижу Гиггзи с его 110-й медалью или около того и говор себе: «Бербс, следующая на подходе». Мы выиграли чемпионат несколько минут назад и уже забыли!

Я думал: можно хоть пять минут, пожалуйста? Я только что выиграл свою первую медаль. Хотя, ничего особенного!

Вы могли видеть, что для них это было почти как что-то нормальное. Наверное, после многих медалей все было бы так же, но в той раздевалке всегда думали о следующем голе, следующем кубке, следующем титуле, следующей Лиге чемпионов. Это то, что делают победители. Это было невероятно.

Для такого болгарского парня, как я, из маленькой страны, я был очень горд. Я вырос во время коммунизма. Мне не повезло родиться в хорошей инфраструктуре, при хороших полях, деньгах на инфраструктуру, чтобы я мог остаться в своей стране, провести там свою карьеру. Для меня приехать в Англию было сложно, но и успех был более приятным, понимаешь? Трудные моменты, которые я преодолел, делали все более приятным для меня.

Опять же, находиться рядом с этими парнями, это было невероятно. Даже если вы не говорите много, вы просто должны смотреть. Если ты хочешь спросить, иди, спроси их, они дадут тебе совет. Или когда им нужно грубо встряхнуть вас, они тоже это сделают, потому что вам это нужно время от времени. Это не детские игры, и это не то, что нужно принимать лично; речь идет о команде, потому что все хотят быть победителями.

Посмотри на Виду. Мы были близки с ним, потому что я родился недалеко от границы с Македонией, поэтому для меня эти страны (Болгария, Сербия, Македония, Хорватия) одинаковы. Я понимаю, и я могу говорить на языках без проблем. Мы все братья там.

Было так естественно иметь эту хорошую связь с ним, потому что я знал, откуда он, я знаю, в какой-то момент его жизни, через что он прошел, когда шла война в Сербии, понимаете? Поэтому хорошо иметь такого человека, когда вы переходите в другой клуб, потому что он знает вас на каком-то уровне, вы знаете его, вы говорите на том же языке, что и он, и он всегда помогал. Он был хорошим шутником; его чувство юмора было таким забавным. Если ты его не знаешь, то примешь это лично, но Вида был смешным. Я до сих пор поддерживаю с ним связь, отличный парень.

Тренироваться против него каждый день, это было не сложно… Это был кошмар! Вы знаете, у вас есть команды и игроки, с которыми вы не хотите встречаться? Вы видите команду и думаете про себя: «Ох, не сегодня. Я не в настроении для этого сегодня».

Вида был одним из тех парней. Когда я был в составе Шпор, он всегда был кошмаром. Затем на тренировках, когда я перешел в «Юнайтед», это было похоже на войну. Неважно, кто был против него, Ронни, Руни, я, не имеет значения. Все получали по ногам. Когда мы играли на тренировках, я всегда радовался, если он оказывался в моей команде! Он всегда приходил после игры в раздевалку, истекая кровью, но вы могли видеть, что это всегда было для команды. Он отдавал всего себя за команду.

Так что, если успех был для меня особенно приятным, я знаю, что то же самое чувствовал Вида. Он прошел через то же, что и я, и хуже, вырос во время войны. Когда вы посещаете Сербию сейчас, вы все еще видите пулевые отверстия в больших многоэтажках. Вида жил хуже, чем я, поэтому успех был для него еще приятней.

У нас были такие игроки, как я и Вида, ребята, которые были в клубе с детства и все другие личности, но сэр Алекс мог говорить со всеми нами и мотивировать нас всех. Иногда на тренировке он подходит, мы разминаемся и растягиваемся, и вы видите, что он разговаривает с игроками индивидуально. В некоторые дни он разговаривает с некоторыми игроками по две, три минуты, в другие дни ‒ с другими игроками, заставляя их чувствовать себя особенными. Всегда видишь, как игроки реагируют на то, как он разговаривает с ними. Это показало качество его психологии; он мог говорить с каждым человеком. Вы должны быть разным со всеми, с каждым футболистом, потому что у нас большие эго, мы все разные, все испорчены в некотором роде. Вы должны знать, как говорить со всеми: осторожно с некоторыми, в шутку с другими, более сердито с третьими, и у него есть такой подход, он может говорить со всеми.

Это сэр Алекс Фергюсон. Миллион титулов, еще миллион достижений в жизни, так что слушайте. Вы слушаете, что он говорит. Это было настолько особенным, и футболистам хочется чувствовать себя особенными. Даже если на пять минут, на 10 минут, почувствовать себя частью команды, убедиться, что тренер обращает на них внимание, даже если они не играют. Он был очень хорош, и речи, которые он произносил перед играми, мотивирующие речи… Иногда это было похоже на кино. Он рассказывает о своей жизни, рассказывает о том, как он работал в доках, о своем отце, рассказывает обо всех людях по всему миру, которым не так повезло, как нам, и, в конце концов, вы думаете: «Я собираюсь сожрать кого-нибудь на поле!»

Таким образом, вы шли на поле и отдавали все силы. Это было наименьшее, что я мог сделать.

В конце концов, он забрал меня из аэропорта!»

Лига Ставок - надежная букмекерская контора